Анатолий Спиридонов

Сладкое горькое поле

Зои Дудиной

Как-то так получилось, что из всей марийской поэзии для себя я особо выделяю творчество Зои Дудиной. Чаще, чем к другим, обращаюсь к ее стихам. Что же так притягивает взгляд, что трогает душу?

Я перевел примерно четыре десятка наиболее характерных и пронзительных по поэтическому настрою ее стихотворений, тех, что, на мой взгляд, составляют стержень творчества и позволяют панорамно окинуть взглядом всю поэтическую ниву, возделанную любовно, с открытой душой и предельной искренностью намерений.

Именно эта искренность, где-то сдерживаемая, а где-то прорывающаяся вопреки собственным установкам ограничить голос, уйти в тень, в уголок, где можно выплакаться без лишних глаз, придает глубину ее «плачам» в начальный период творчества, затем раздумьям, а сейчас уже твердым, осознанным и пережитым, утверждениям своей жизненной позиции. Здесь, в книге, вся история ее души: с трагическими потерями, выходом из отчаяния и обретением новых опор для сердца.

Чтобы высказать свое мнение, мне тоже потребовались определенные усилия, ведь я отлично помню (сам переводил) ее обращение к «Критику»:

Радуясь, тоскуя и любя,
Приближаясь к краю и скорбя,
Я живу – совсем не для себя!

А пишу – совсем не для тебя!

Но ограничиться дежурными словами хвалы или упрека не могу – не тот случай!

При всей очевидности, наглядности этой поэтической судьбы, ясно видимой в стихах, я чувствую беспокойство свое. Тревогу о творчестве, о путях развития таланта, векторе его движения.

Обращение поэтессы к истокам, к корням родовым после жизненных потрясений вполне разумно, а может, единственно необходимо. Все чаще появляется в произведениях Сернур – сладкое поле детства, ничем не омраченное, полное нераскрытых тайн, тайн корневых, родовых, сугубо национальных. Меня очень радовала эта новая палитра в поэтических полотнах, значительно расширившая горизонт воссоздаваемого ею мира.

Я понимаю, эта тема требовала своего продолжения, развития. Куда? Конечно, в глубину, глубину души своей и народной! В последние год-два, я заметил, стали появляться стихи, так сказать, «на злобу дня», посвященные нашим современникам, некоторым событиям «последнего часа». Их совсем немного. И без этого, наверное, не обойтись. Беспокоит меня другое – они репортерского характера: без глубинного личностного чувства, истинно национальных, а не этнографических, черт, без народной житейской философии…

…Зоя, береги свой талант! Он дан тебе предками, а востребуется потомками! Помни об этом, взяв перо!

 


 





Зоялан серыш
Сайт радам
Яндекс.Метрика

 1